Make your own free website on Tripod.com

<<К НАЧАЛУ КНИГИ   К СОДЕРЖАНИЮ>>

<К ПРЕДЫДУЩЕЙ СТРАНИЦЕ    К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ>

 

Знание и мнение

До сих пор я по возможности мягко и незаметно пытался внушить читателю несколько абсолютных истин. Вот важнейшие из них. 
Первая истина. Наука становится наукой, когда от феноменологического знания переходит к теоретическому. 
Вторая истина. Умный моделирует сознание другого. Мудрый моделирует сознание другого как неоднородное своему



Начиная с этой строки абсолютных истин больше не будет. А что же будет? 
Во-первых, будут группы. Во-вторых будут мнения, которые в этих группах считаются истиной. 


Например, есть группа "Вся наука" и есть группы "Наука физика", "Наука химия", "Наука психология" ... 
И в группе "Вся наука" переход от феноменологического к теоретическому считается обязательным. А в группе "Наука психология" этот переход считается ненужным и даже вредным. Кто же прав? Или у психологии свой "особый" путь? 



Обратите внимание на это соотношение - большая группа с одним эталоном ("своим мнением") включает в себя меньшую группу с совершенно другим эталоном. Так посол какой-нибудь Микронезии, приезжая на сессию генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорк перед входом в зал заседаний надевает смокинг, а возвращаясь к себе домой с удовольствием меняет его на травяную юбочку и шляпу из птичьих перьев. У Микронезии конечно, свой "особый" путь. 



Но ведь и американцы не всегда ходили в смокингах, и французы, и англичане. И они когда-то жили в пещерах и надевали на себя звериные шкуры. Точно также и "Вся наука" не всегда считала, что теоретическое знание лучше феноменологического, не всегда доверяла абстрактным формулам, теориям и понятиям. 
Этот процесс перехода от обобщений и аналогий  к абстрактным понятиям в истории науки виден как серия небольших "прорывов линии фронта", мелких уступок новому. 
Понятное "вещество" флогистон уступило место гораздо более абстрактному "состоянию вещества плазма"". 
Понятное вещество "теплород" уступил место абстрактной мере внутреннего движения "энергия". 
Понятное движение Солнца вокруг Земли уступило место гораздо более абстрактному движению Земли вокруг Солнца. 
Окончательная победа теоретического подхода, превращение его в эталон "всей науки", произошла на рубеже 18-19 веков. Еще Иммануил Кант не верил в способность теоретических моделей добраться до сути изучаемого предмета, подчеркивал их принципиальную ограниченность. А вот Гегель уже совершенно другого мнения. Он специально придумывает свою "Абсолютную идею", якобы живущую внутри всякого предмета, дабы строго доказать уже сложившееся у него убеждение, что абстрактное познание может открыть суть. Ибо (так рассуждает Гегель) внешнее познание и внутренняя абсолютная идея изначально одноприродны. Прием "строгих доказательств уже понятного" сам по себе лжив. И мы к этому еще вернемся. Но убежденность Гегеля в победе абстрактно-теоретического в познании несомненна. 



А дальше начинается вереница сдвигов во всех науках - понятное, то что можно увидеть и пощупать, уступает место абстрактным формулам - электричество и магнетизм, происхождение видов и история земли, модель атома, квантовая механика и теория элементарных частиц, генетика и теория большого взрыва (список можно продолжить)  - все это те абстракции, которые и есть "вся наука" сегодня и отменить которые уже невозможно. 


Итак, "вся наука" уже признала первую истину, а психология еще нет. Ничего, догонит. 

Сомнение Сократа

Появление феномена "Другое мнение" или по-русски говоря "со-мнение" в истории культуры неразрывно связано с именем Сократа, как же как и само слово "философия".  На замечание одного из сотрапезников что "Сократ - мудрец (или Сократ - софист. Софос - мудрость (греч.))" Сократ скромно ответил "Я не софист, я философ" (т.е. я не мудрец, я - любитель мудрости). За это другое мнение семидесятилетнего Сократа будут судить и афинский суд присяжных приговорит его к смертной казни "за развращение молодежи и изобретение новых богов". Этот феномен "убийство умных дураками" мы еще не раз встретим в истории. (Кстати "софистами" во времена Сократа называли учителей риторики, готовых за деньги доказать в суде любой заранее заданный результат - см. выше о Гегеле. Сократ не только не берет денег за свою мудрость, но и никогда не доказывает заранее известных вещей. Он сам не знает, чем закончится его рассуждение.)

Сомнение Декарта

Сомнение Декарта уже другое, более зрелое. Если Сократ постоянно выявляет другую возможность, другое мнение (и это выводит его за пределы группы, считающей это мнение эталонным, делает его врагом группы и в конце концов группа его убивает), то Декарт строит свою систему знания постоянно озираясь на некоего "другого Декарта", он строит свои рассуждения так, чтобы они были прочными, чтобы "другой Декарт" не смог их опровергнуть. Но это сомнение-доказательство есть всеобщий метод классической математики поздней античности. Заметивший это Спиноза прямо применяет сей метод в трактате "Этика".

Наблюдатель Ньютона и наблюдатель Эйнштейна

В астрофизике Аристотеля-Птолемея есть только один наблюдатель и это наблюдатель живет на Земле. Коперник допускает уже второго наблюдателя - живущего на Солнце. У Ньютона наблюдатель может обитать в любой точке бесконечной Вселенной. И у каждого наблюдателя есть часы. И все часы идут одинаково. А у Эйнштейна все то же самое, но часы у всех идут по-разному. Близнец, улетевший в космос и вернувшийся из полета, окажется моложе своего брата.

Открытие Жана Пиаже

Одно дело предполагать, что у другого человека другое сознание и что у "определенного другого" - "определенное другое" сознание. И гораздо труднее доказать это экспериментально. Жан Пиаже первым доказал, что сознание пятилетнего ребенка отличается от сознания взрослого человека по крайней мере в одном пункте. (А сознание восьмилетнего ребенка в этом пункте уже как у взрослых). Пиаже доказал, что пятилетний ребенок не верит в закон  сохранения вещества, а восьмилетний верит. Вот как устроен эксперимент Пиаже. 



Взрослый экспериментатор ставит на стол два стакана - один узкий, другой широкий. В узком стакане подкрашенная вода. Рядом сидит ребенок. Теперь экспериментатор переливает воду из узкого стакана в широкий. Понятно, что уровень жидкости в широком стакане ниже. И экспериментатор спрашивает "меньше стало?" . Восьмилетние дети отвечают "столько же" (так ответил бы и взрослый). А вот пятилетние дети в основном отвечают "меньше стало", иногда "больше стало" и практически никогда "столько же". Между пятью и восемью годами процент отвечающих "столько же" от нуля поднимается и доходит до ста процентов. 
Так наука психология (в лице Пиаже), доказала, что "определенное другое сознание" имеет свои законы. 



Как сам Пиаже объясняет результаты эксперимента? Почему на рубеже пять-восемь лет происходит такой сдвиг? 
Пиаже приводит два объяснения (что само по себе подозрительно. Выходит, что ни одно из них по отдельности не кажется ему достаточным). 
Первое объяснение. Ребенок научается смотреть на мир глазами другого. 
Второе объяснение. Ребенок научается видеть много факторов, а не один. Так он начинает видеть не только высоту жидкости, но и сечение стакана. 



Ребенок действительно научается смотреть на мир глазами другого, но это происходит не в семь-восемь лет, а гораздо позже. Ребенок действительно научается видеть изменение многих факторов одновременно, но и это происходит не в семь-восемь лет, а позже. Настоящего объяснения у Пиаже нет. Как нет у него настоящей теории. 

 К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ>


Интересно?

 Да Yes        Нет No

Ваша электронная почта (для связи) 

Вас зовут 

Ваш комментарий:

© 1999 Yacov Feldman