Make your own free website on Tripod.com

<<К НАЧАЛУ КНИГИ     К СОДЕРЖАНИЮ>>

К СЛЕДУЮЩЕЙСТРАНИЦЕ>

 

КАК УСТРОЕНО ЗНАНИЕ

Подобно тому, как молния есть короткое замыкание между тучами и землей, так и познание есть короткое замыкание между миром идеальных конструкций и миром реальной жизни. Идеальная конструкция или, говоря кратко, концепция, как и туча, имеет две стороны. Одна, обращенная к земле, состоит из задач, методов их решения, конкретных примеров. Другая, обращенная к небу, состоит из понятий, законов и принципов. Понятие - это слово-термин, за которым стоит некое значение. Значение это по необходимости расплывчато. Если значение становится четким и жестким, значит, концепция закончила развиваться и ее пора передавать инженерам. Законы - это связи между понятиями, образующие собственно концепцию. Есть законы неявные, как бы заданные самим выбором терминов и их интуитивными "речевыми" значениями. Есть законы, которые надо специально оговаривать - они расширяют и дополняют понятия, образуя как бы ткань концепции. Принципы - это те ограничения, которые накладывает на себя автор концепции, как бы законы жанра. По тому, какие именно принципы выбирает для себя автор, хорошо видна его образованность - необразованный автор использует принципы, давно уже пройденные наукой и философией, повторяет зады. 

Зачем нужно знание

Когда знание рождается на свет, очень трудно определить его перспективы. "А какая польза от новорожденного младенца?" - так ответил Майкл Фарадей на вопрос о пользе своего открытия. Открытие это мы знаем сегодня как явление электромагнитной индукции, а диалог состоялся после доклада для британских академиков. 
Макс Планк как-то сформулировал принцип неприятия нового официальной наукой. "Как же тогда новые теории вытесняют старые?" спросили его оппоненты. "Очень просто" ответил Планк. "Сторонники старого вымирают".
Сегодня, когда Интернет прямо выводит знание на свободный рынок идей, автору нужно быть смелым, но терпеливым. "Время - честный человек", как говорит Фигаро графу Альмавиве. 
Но товар должен быть качественным. Как же увидеть это качество? (Советы авторам) 

Какое знание нужно?

Новое знание должно объяснять необъяснимое прежде. Но этого мало. 
Новое знание должно приводить мир в больший порядок, чем было  прежде, опираясь на меньшее число допущений, чем знание прежнее, быть более простым при той же или даже большей мощности выводов. 
Новое знание должно укрепляться потоком новых фактов, а не разрушаться им. 
Знание должно быть практичным. 
Новое знание должно помогать в решении старых проблем - повышая вероятность успеха у тех, кто этим знанием обладает. 
Новое знание должно экономить ресурсы, помогая расходовать их с наибольшей отдачей. 
Знание можно сравнить с программами, обрабатывающими внешние сигналы и вырабатывающими управленческие решения. Лучшее знание должно вырабатывать лучшие управленческие решения в такой же или даже более сложной ситуации. 
Знание должно быть понятным. 
Знание рождается как ересь, а умирает как предрассудок. 
Знание должно отвечать на старые вопросы и ставить новые. 
Знание должно быть изложено так, чтобы было интересно читать и перечитывать. 
"Гений должен не только иметь видения, но и уметь внятно их описывать" (Ганс Селье, биолог). 

От феноменологического к теоретическому

В развитии науки, если разбирать развитие каждой отдельной области знания, есть очень важный момент - переход от феноменологических законов к теоретическим. 
Наука всегда начинается с описания явлений и связей между явлениями - с феноменологических законов. Но в какой-то момент возникает абстрактная схема. Если эту схему принять как нечто реально существующее, то феноменологические законы оказываются простыми следствиями этого допущения - особенностями поведения этой абстрактной схемы. Они из законов феноменологических превращаются в законы теоретические. 
Несколько самых известных примеров. 



Если газ сжимать, то давление возрастает. (Закон Бойля-Мариотта) 
Если газ сжимать, то он нагревается. (Закон Шарля) 
Если газ нагревать при постоянном давлении, то объем возрастает. (Закон Гей-Люссака) 
Это - феноменологические законы. 



Но вот возникает молекулярно-кинетическая теория газов. 
Теперь температура есть энергия движущихся молекул, а давление - суммарный импульс от ударов этих молекул по стенкам сосудов. 
Сжимать  газ означает теперь толкать молекулы, увеличивая их энергию движения (Закон Шарля) 
Если уменьшать объем сосуда, то молекулы будут чаще ударять по стенкам, давление возрастет (Закон Бойля-Мариотта). 
Если газ нагревать , то молекулы будут двигаться быстрее, с большим импульсом и для того, чтобы давление осталось постоянным, придется увеличить объем. (Закон Гей-Люссака) 



Теория Коперника также есть блестящий переход от феноменологических законов движения планет по звездному небу к законам теоретическим. Нас не должен смущать тот факт, что уже существовала абстрактная модель Птолемея, поместившего Землю в центр мироздания. Дело в том, что эта модель еще не была вполне теоретической. Она апеллировала к интуитивному опыту человека (Солнце всходит и заходит), в то время как модель Коперника исходила из абстракции, наблюдать которую невозможно! (Или было невозможно вплоть до полетов в космос - но и в этом случае никакое локальное здесь-теперь наблюдение ничего не дает!). 
Но абстракция победила, ибо она превратила в сложную феноменологию в простую систему следствий. 



Еще один пример - переход от Таблицы Менделеева к модели атома Бора-Планка-Паули. 
Менделеев расположил элементы так, что, во-первых, в систему вошли все элементы (как уже открытые, так и еще не открытые). Во-вторых, слева оказались металлы (как натрий), а справа - неметаллы (как хлор). И металлы легко соединялись с неметаллами! (натрий-хлор, поваренная соль). 
А в модели атома электроны вращаются вокруг ядра. Причем электроны располагаются слоями. И если слой заполнен, то приходится переходить на следующий. И у кого на новом слое мало электронов (1-2-3), те металлы. А у кого слой почти заполнен (не хватает 1,2,3- х), те неметаллы. И поэтому так легко металлы соединяются с неметаллами. Но это все абстрактная модель. И даже в электронный (!) микроскоп ее нельзя рассмотреть ясно. 



Итак, переход от феноменологических законов к теоретическим есть тот рубеж, за которым наука становится наукой, подобно тому, как первый крик младенца превращает эмбрион (плод?) в человека. 
И не надо этого бояться. 

К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ


Интересно?

 Да Yes        Нет No

Ваша электронная почта (для связи) 

Вас зовут 

Ваш комментарий:

© 1999 Yacov Feldman