Make your own free website on Tripod.com

ГЛАВА ПЯТАЯ

1.

Костёр в лесу и идол в поле,
Где собирается толпою
В себя поверивший народ.
(Или народом ставший сброд.)
Когда ты видишь в мире целом
Из всех деталей и примет
Одну – я утверждаю смело,
Что здесь
магический предмет.
Природы творческая сила
В него вселилась одного.
На эту роль не пригласила
Природа больше никого.
(Нет, не природа, а сознанье.
Весьма серьёзное признанье.)

2.

Когда же два объекта спорят
(Или по крайней мере, два)
Тогда особые права
Им не даны. Но очень скоро
Они, вниманье поделив,
Суют своё: прилив - отлив,
Приход – расход, своё – чужое,
Друзья – враги, добро и зло…
После тумана и покоя
Привыкнуть очень тяжело.
Двухцветный мир, простой и ясный.
Вот это мы – а там они.
Так дикари под флагом красным
Разбили многих в оны дни.
Всё это было. Кто виновен?
Кто, мыслящий, понять способен
Всю эту ненависть и кровь,
Растлённый дух, спалённый кров?
Россия, малая частица
Земных запутанных судеб.
Твоей просвиркой причаститься.
На страшном времени суде
Твоим отделаться нескорым,
Но справедливым приговором.
Своё спокойно отсидеть.

3-4.

В глобальной схватке петушиной
Спокойно лучшему навряд.
Над этой временной вершиной
Вот-вот другие воспарят.
Земля, пропитанная кровью,
Травинкой каждой голосит,
Пока, застигнутый любовью,
Князь христиан не пригласит.
Неколебимая сословность,
Ролей врождённ
ых безусловность.
Покой, стабильность, тишина.
Вздохни, любимая страна.

4.

Когда тебя загнали в ящик,
Хотя просторный и блестящий
Но ящик всё-таки. А ты
Уже вкусил свободу воли.
Её античные черты
В кошмарном сне ты видел, что ли?
О, как проснуться тяжело!
Глядеть сквозь толстое стекло
На спесь правителей и граждан,
Свободы ждать и смерти жаждать.

4-5

Россия – странная держава.
Убила лучших, прогнала.
Полмира в кулаке держала.
Сама под спудом прогнила.
Внезапно лопнула. Не жалко!
Меня назад не позвала.
Коварный доллар, враг желудка,
Проел систему изнутри.
Коммунистическая шутка
Народу сделала гастрит.
Нужны питательные клизмы,
Покой и тёплое бельё.
На светлый путь капитализма
Никак не вытащат её.

ЭПИЛОГ

Как черный сфинкс, лицом на Запад
Стоит гранитный Петербург.
Свободы вкус и чести запах,
И бронзы блеск, и песен звук.
И не случайно азиатский
Татарский Ленин дом свой адский
Вписал в бескрайнюю Москву,
Как пламя в жухлую листву.
Шумел-гудел пожар Московский,
Чугун сокровища крушил.
Лимитчик свойский и заморский
Благое дело довершил.
Но и в крупицах – древний запах.
И, словно змеи сквозь песок,
Мы шли на Север, и на Запад,
И дальше, дальше, на Восток.
И вот разбитая Россия
Лежит в пыли у наших ног.
Шли как паломники мессии -
Никто России не помог.
Стопами древней Иудеи,
Через распад, через галут
Пройдет сей край, самонадеян,
Богат и нищ, глубок и глуп.
А наши каменные лица -
И вглубь души, и вглубь веков,
Где вольный разум вольной птицей
Летит, не ведая оков.